Беззубые, настал спасенья час!

Реклама – двигатель прогресса

Из цикла «Страницы истории Нижегородской губернии»

В чайной

Беззубость была всегда, и реклама была всегда. Реклама – двигатель прогресса? Видимо, так. Мы наивно полагаем, что до перестройки ее в стране не было. И большинство из нас она, особенно телевизионная, раздражает своей бесцеремонностью и агрессивностью. Но реклама – это, прежде всего, необходимая информация к размышлению потребителей, каковыми являемся мы все, не исключая бомжей. Она существовала всегда, несмотря на отсутствие не только телевидения и газет, но даже примитивной письменности. Слухи – это тоже реклама, позднее получившая статус «сарафанного радио». Именно оно разнесло по всей Европе весть о Нижегородской ярмарке.

Содержание:

  • Кушать хочется всем
  • Адвокаты в чести, врачи в немилости
  • Зуб имел Вольтер на Вальтера
  • И там вас встретит доктор Митрофанов
  • Мытный двор
  • Мытная биржа
  • Голь на выдумки хитра
  • Китайские кули и японские рикши
  • Хоронить так с музыкой и эскортом
  • ВИДЕО: Нижегородская ярмарка

    Кушать хочется всем

    Для внутреннего рынка «карман России» активно использовал городскую печать.

    Выходивший сравнительно небольшим тиражом «Нижегородский листок» содержал много полезной и разнообразной информации для горожан и гостей нашего города.

    Редакция «Нижегородского листка» 1899 г.
    .

    Задолго до революции на Дятловых горах и в Кунавинской слободе бродило в поисках куска хлеба множество бродяг, лиц без определенного места жительства, которых тогда презрительно звали босяками.

    Но, оказывается, не одни простолюдины тосковали без рубля в кармане у волжских пристаней.

    Многие дипломированные специалисты в конце 19 столетия нуждались в стабильном заработке.

    А официальной биржи труда еще не было, вот и возникали биржи стихийные.

    Старый Нижний
    Старый Нижний

    Адвокаты в чести, врачи в немилости

    Не имевшие возможности устроиться «на должностях», интеллигенты-неудачники занимались комиссионерством по продаже домов и лесных угодий (современное маклерство), рекламировали патентованные медицинские средства, распространяли подписку на разного рода юбилейные издания и массовые гулянья.

    Даже интеллигенция «на должностях» была рада любой возможности прибавить сколько-нибудь денег к своему, большей частью ограниченному, заработку.

    Нижегородская биржа
    Нижегородская биржа

    Весьма сносная жизнь была сто лет назад у адвокатов: русские люди боялись закона.

    Они не блюли его букву, живя «по совести», то есть, как выражаются сегодня, «по понятиям».

    Труд инженеров тоже пользовался немалым спросом, промышленность и градостроительство стремительно развивались.

    А вот нижегородские врачи, дантисты, акушеры, из-за своей многочисленности, зачастую не могли обзавестись постоянной и состоятельной клиентурой и едва сводили концы с концами.

    Зуб имел Вольтер на Вальтера

    Нам сегодня в это трудно поверить, так как здоровая конкуренция в сфере здравоохранения отсутствует начисто, и пациентам приходится за скверные услуги платить хорошие «башли», как частным, так и «государственным» лекарям.

    А вот в 19 веке положение большинства медиков и аптекарей вело к отчаянной конкуренции, и они прибегали к рекламным акциям, нередко весьма курьезным.

    Аптека на Варварке
    Аптека на Варварке

    Так, в течение долгого срока, в «Нижегородском листке» фигурировали бок о бок два родственных между собой анонса дантистов Вальтера и Вольтера.

    Похожесть их фамилий вызывала улыбку.

    Одно объявление неизменно заканчивалось строчками: «Выдергиваю зубы без боли и вставляю новые – американские. Зубной врач, служивший по министерству народного просвещения, И.А. Вальтер. Но не Вольтер!»

    Его конкурент не менее амбициозно заявлял: «Вставляю новые зубы, не оставляя остатков прежних. Зубной врач А.А. Вольтер. Прошу покорно не принимать меня за дантиста И. А. Вальтера».

    И там вас встретит доктор Митрофанов

    В целях привлечения пациентов, еще один зубной врачеватель, как ни странно, с простонародно-русской фамилией Митрофанов, приезжавший несколько лет подряд из Киева на Нижегородскую ярмарку, напечатал и расклеил по всему городу на столбах весьма примечательную рекламу.

    Нижегородская ярмарка, торговые ряды
    Нижегородская ярмарка, торговые ряды

    Ее грамотный люд читал с веселым интересом.

    Некоторые даже декламировали в кампании наизусть.

    Дело в том, что красноречивое обращение к нижегородским «кацапам» «запорожский казак» Митрофанов заключил в стихотворную форму.

    Вот отрывки из его поэтического монолога:

    — Я здесь опять, друзья, меж вами,

    Познаний новых важных полн,

    Не убоявшись бурных волн,

    Я съездил в Лондон за щипцами.

     

    Добыл в Париже эликсир.

    В Константинополе эмир,

    Моим заслугам в воздаянье,

    Мне трав достал для полосканья!

     

    С Америки издалека

    Я получил машину-чудо

    И массу из каучука…

     

    Я вновь меж вами! Но недолго

    Я с вами здесь могу пробыть.

    Мне нужно в августе спешить

    От берегов Оки и Волги.

     

    Живя для счастия людей,

    Все одинаково мне милы, —

    Нельзя ж весь блеск моих лучей –

    Одним. Другим – лишь мрак могилы?

     

    Беззубые! Настал прозренья час:

    Вы от меня вернетесь молодцами.

    Красавицам, помятым жизни бурей,

    Я тотчас же всю прелесть возвращу

    И от себя их отпущу.

     

    С зубами, с белою блестящею лазурью.

    Я красотой сравню их с Клеопатрой,

    И это не во сне, а наяву!

    У Ермолаева в трактире, близ театра,

    В тринадцатом я номере живу.

     

    От входа поворот увидите направо,

    На лестнице, запомните – направо —

    (Чтоб не попасть в нелестный цех профанов),

    И там вас встретит доктор Митрофанов.

    Если б тогда Тарас Шевченко был еще жив, то эти вирши можно было смело приписать великому кобзарю.

    Заведение украинского доктора пользовалось большим успехом.

    Особенно у дам, которые, покидая его с перекошенной физиономией, упорно верили, что также мучилась ради радости и египетская царица.

    Мытный двор

    Стихийный рынок труда для простонародья действовал на Мытном дворе.

    Мытный двор, Нижний Новгород
    Мытный двор, Нижний Новгород

    Там, неподалеку от кремля и центральной улицы Большой Покровской, торговали скоропортящейся провизией, и всегда нуждались в подсобной силе.

    Мытный двор играл в жизни нижегородцев двоякую роль: одни шли туда покупать продукты, другие — добывать на еду деньги.

    Неимущий здесь продавал свой труд. Перед самым входом на рынок находилась лавка потомков знаменитого купца Гузеева, где продавали живую рыбу.

    Мытная биржа

    Лавка имела огромный железный навес. Это место сборища нижегородского пролетариата и называлось «мытной биржей».

    Ежедневно площадка перед навесом с шести утра наполнялась разношерстым народом.

    Острожная площадь, Нижний Новгород
    Острожная площадь, Нижний Новгород

    Вели меж собой беседы на тему быта кровельщики, плотники, штукатуры, столяры, грузчики, приказчики, домашняя прислуга.

    Любая новость разносилась по Мытному в одно мгновенье!

    Прокатился слух, что в южных уездах губернии появилась саранча и пожирает посевы.

    Все, ожидающие какой-то работы, сразу обрадовались.

    На борьбу с прожорливыми вредителями набирали большие отряды, обеспечивали их провизией и отправляли за казенный счет в дальние поместья, на свежий воздух.

    Две-три недели сытой жизни прибавляли оптимизма малоимущим.

    Не меньшую радость приносили обильные снегопады на железной дороге, обвалы на Похвалихинской горе, наводнения и паводки, даже лесные пожары.

    Все эти и другие природные катаклизмы давали хороший заработок, возможность обеспечить себя и семью хотя бы на какое-то время.

    Улица Рождественская
    Улица Рождественская

    Голь на выдумки хитра

    Частый недостаток достойного заработка ожесточал нуждающихся людей.

    В условиях конкурентной борьбы они прибегали к различным ухищрениям сарафанного радио, ведь, как известно, голь хитра на выдумки.

    Вот как рассказывает об одном таком эпизоде в своей книге известный краевед Дмитрий Смирнов: «Однажды предстоял набор ста человек для дорожной работы. Желающих оказалось вдвое больше, благодаря присутствию в Нижнем крестьян, застигнутых неурожаем и пришедших в город искать заработка. Тогда безработные горожане пустили ложный слух, что в деревнях получен указ о переделе земли. Крестьяне немедленно разошлись по местам. А все городские подрядились за весьма сносную цену. Групповой наем рабочей силы практиковался только до двух часов дня. После этого на долю «мытной биржи» оставалось лишь разовое мелкое обслуживание нужд посетителей рынка».

    Китайские кули и японские рикши

    Люди, дежурящие у навеса, готовы были на любой калым: кололи дрова, набивали снегом погреба, подтаскивали кули с провизией.

    Наиболее выносливые дежурили возле мучных лавок. За десять-пятнадцать копеек (неплохую сумму, по тем деньгам) человек превращался в китайского кули.

    Босяки
    Босяки

    Взвалив на спину мешок с крупой или мукой, весом килограмм в пятьдесят, куль овса или гороха, он тащил его нередко в самую отдаленную часть города.

    Извозчикам приходилось платить больше, поэтому торговцы и покупатели охотно пользовались такой варварской транспортировкой грузов.

    Иногда «пользователи носильщиков» и не подозревали, что нередко в роли кули выступали могучие женщины, переодетые в мужскую одежду! Всем кушать хотелось…

    Помимо китайских кули пользовался спросом труд японских рикш — в зимний период.

    Когда Ока замерзала, кроме пешей и конной переправы, через реку устанавливался и людской перевоз.

    Носильщики с Мытного двора, приделав к салазкам деревянный стул, перевозили пассажиров на ту сторону – к ярмарочной пожарной каланче.

    И, разумеется, обратно всех желающих.

    Сезонной работой являлся лесной промысел — выуживание в половодье бревен и досок из воды, охотничий промысел — ловля птиц перед праздником Благовещенья, сбор ягод, грибов, муравьиных яиц и трав для нижегородских аптек.

    Хоронить так с музыкой и эскортом

    Существовал в Нижнем и еще один способ пропитания, доступный лишь избранным – красивым, статным и крепким молодым мужчинам.

    Ими являлись факельщики и рядовые почетного эскорта на торжественных похоронах.

    Похороны в дореволюционной России
    Похороны в дореволюционной России

    О ритуальной помпезности заботилось бюро похоронных процессий торгового дома «Полушкин и Ершов».

    И здесь не обходилось без комических эпизодов.

    Нередко из-под распахивающихся ливрей у спутников траурного кортежа выглядывали овчинные полушубки и заплатанные синие порты.

    Такая работа казалась легкой и прибыльной всем, поэтому со временем на нее перестали брать абы кого.

    Профессиями факельщиков и сопроводителей на тот свет завладела монопольная группа долговязых крутых парней.

    Посторонние в касту избранных не допускались, а нежелательным конкурентам похоронная мафия сворачивала скулы, а то и выбрасывала трупы в овраг на Гребешке.

    Так что и сто лет назад Нижний был Москве криминальной — сосед ближний.

    ВИДЕО: Нижегородская ярмарка

    Поделиться в соц. сетях

    Опубликовать в Google Buzz
    Опубликовать в Google Plus
    Опубликовать в LiveJournal
    Опубликовать в Мой Мир
    Опубликовать в Одноклассники

Комментарии: