Душа усопшего после смерти

Загадочные случаи из жизни

Не умираем насовсем

Душа усопшегоНа следующий день в доме опять молятся. Бабушка, мать отца, сначала, вроде, сидела спокойно. Захожу – поднимает на меня глаза и начинает причитать. Рассердился и вышел в коридор. Смотрю: Света подходит. «Посиди, — говорит, — у гроба-то. Видишь, мама сидит, запоминает его, каждую бровиночку запоминает. Посиди. Хоть немножечко». Сдался. Зашел. Сел. Посидел секунд десять, из которых секунды три смотрел на него. Встал и ушел. Вспомнились Светины слова. А зачем, думаю, его мертвого-то запоминать? Запоминать людей надо живыми. Вот и мы должны запомнить его не таким, какой он сейчас, в гробу (вообще, человек в гробу – это уже не человек, это восковая фигура), а таким, каким он был при жизни. Сильным, веселым, гордым. Может, и хорошо, что ушел он именно сейчас, когда мне пятнадцать. Чем ты моложе, тем легче переживаешь потерю близкого человека.

После смерти душа остается

Я смеялся и шутил на следующий день после смерти отца. Для этого нужна сила. Откуда она у меня? От него. Ведь его сила и чистая, добрая душа никуда не делись. Они теперь во мне. В его сыне, в продолжателе его рода.

Смерть, так же как и рождение, — тайна природы
Смерть,  так же как и рождение, — тайна природы

Я должен стать для своих детей таким же хорошим отцом, каким он был для нас с сестрой. И я им стану! Сижу, кстати, около березовых, сосновых и осиновых кряжей, и так мне хочется взять колун и выместить на них всю свою злость на этот несправедливо устроенный мир!

Несправедливо, например, что людей объединяет не радость. Их объединяет горе, и только для этого оно и нужно. А если бы людей объединяла радость, то горе не было бы нужно, и никаких бед, в том числе смерти, не было бы на земле.

В доме начал отпевать отца приглашенный святой отец. Бабушка по материнской линии подошла ко мне и сказала: «Надо идти». Встал и пошел. Сопротивляться – себе же хуже.

Под заунывные напевы батюшки невольно начинаешь плакать. Я держался, чтобы не разреветься, как малое дите, но все равно уронил несколько слезинок.

Позже или раньше мы спешим к одному жилищу
Позже  или раньше мы спешим к одному жилищу

До конца службы не достоял. Нервы не выдержали. Да и вряд ли у кого выдержали бы. Разве что у святого отца. Почему же тогда все остальные стояли? Потому что им было легче, чем мне, они могли наплакаться на всю оставшуюся жизнь. А я не мог. Не мог себе этого позволить. А если бы все же не выдержал и разрыдался, не смог бы себе такого простить.

Наконец, последний обряд. Надо было обойти вокруг гроба и поцеловать иконку, стоявшую у отца на груди. Собрался с силами и все сделал. Но слезинки не проронил. Не сумели заставить. Ни бабушка по отцовской линии, которую в порыве любви и жалости к сыну выводили из дома под руки, ни мать, сидевшая на стуле и рыдавшая на весь микрорайон. Вынесли.

Бабушка едва не бросилась на гроб, закричав: «Сереженька! Куда ж ты уходишь!»

По дороге сам собой вспомнился один эпизод разговора со Светой:

— Он был хороший человек, — говорила она. — А хорошие люди и Богу нужны.

— Да, — говорю, — нужны. Но ведь есть еще очень хорошие люди, и Бог понимает, что они нужнее здесь, на земле, и дарует им жизнь долгую. А плохих людей, как говаривал Иешуа Га-Ноцри, нет на земле.

Мир праху его. Пусть покоится в мире
Мир  праху его. Пусть покоится в мире

Вообще, я заметил, что из ближайших родственников отца я легче всех перенес его смерть. И не потому, что он любил меня больше всех, отдал мне свою душу и так далее, а просто потому, что он не умер.

Ведь что такое человек? Человек – это в первую очередь душа. А умирает лишь тело. Да и оно не умирает, из него просто улетает душа, когда больше не может в нем оставаться.

А душа бессмертна. И поэтому каждый из нас по праву может носить гордый и звучный эпитет – вечно живой…

Смерть не конец, а венец жизни

Прошло тридцать лет, и я вспомнил свои тогдашние рассуждения наивного экзальтированного пятнадцатилетнего подростка и поразился: «Откуда, несмотря на наивность у меня уже тогда было твердое убеждение, что душа не умирает?»

Душа не умирает
Душа  не умирает

Сегодня я получил подтверждение этому факту, после того как отец пришел ко мне во сне. Вернее, сначала я спал. Проснулся оттого, что почувствовал в комнате чье-то присутствие. Потянулся к выключателю, загорелся тускло ночник.

На стуле напротив меня сидел отец. Точно такой, каким я его помнил. Он был младше меня, но этот факт меня не смутил и не напугал. Я долго лежал, глядя на его неясную фигуру, на забытое почти лицо, и плакал.

Он не говорил ни слова, только гладил меня по голове, и мне было от этого еще горше. Отец взял со стола ручку, придвинул к себе пачку Винстона, которая лежала тут же, и написал что-то на ней.

Я потянулся к пачке, но он жестом остановил меня, взял за правую кисть и крепко пожал мне руку. Я опять откинулся на подушку, и сон навалился на грудь со страшной силой.

Я тебя не забуду
Я  тебя не забуду

Утром я долго лежал, пытаясь прийти в себя. Взял зажигалку, вытащил сигарету и только тут заметил на пачке цифры, написанные шариковой ручкой. Это был номер телефона.

Ближе к полудню я позвонил. Оказалось, попал в квартиру старинного друга моего отца, с которым я не виделся уже долгие годы. Его жена сказала, что сегодня ночью он умер.

Я помнил венок, который дядя Витя принес на похороны отца. На ленточке было написано: «Дорогому другу Сергею от Виктора. Я тебя не забуду».

Пошел в похоронное бюро, заказал венок. Протянул работнику записку с текстом: «Дорогому другу Виктору от Сергея. Я тебя не забыл».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии: