Мистические истории про кладбище и покойников

Истории работников кладбища

Рассказ гробокопателя

Мистические историиВ 90-е, когда рухнул Союз, позакрывалась куча НИИ. Научные сотрудники разбрелись кто куда. Одни подались в челноки, стали возить из Китая ширпотреб, другие просто спились, третьи кардинально поменяли профиль работы. Мой знакомый Олег Петрович Дементьев пристроился на кладбище. Копал могилы. Надо сказать, не самая плохая для того времени профессия. Он-то и рассказал мне эту странную мистическую историю. Я лишь литературно ее обработал. Вот его рассказ. Много месяцев маленькая тихая женщина вздрагивала от каждого звонка в дверь своей квартиры. Осторожно спрашивала: «Кто там?» и с замиранием сердца ждала короткий ответ: «Милиция!» И уже потом, открывая замок на голос соседки или знакомой, она долго не могла прийти в себя. Пила валерьянку и корвалол. Но они помогали мало. Особенно трудно приходилось бессонными ночами. Набегали воспоминания, и казалось, что ее страшная тайна непременно будет раскрыта. Тогда за ней придут. Свое редкое преступление Тамара Петровна совершила из-за него, Сергея.

Если вдруг пришла беда

Только теперь, спустя пятнадцать лет после своего отчаянного поступка, она успокоилась окончательно. Дело слишком давнее. Остались от него только тяжелые воспоминания да еще больное сердце. Терять близких людей Тамаре Петровне довелось с детства: в 1935 году прямо на ее глазах от голода умерли два младших брата, потом не стало родителей, еще позднее – мужа. Единственной радостью в ее жизни были дети.

Мистические истории про кладбище
Мистические  истории про кладбище

Дочери и сыну она посвящала все свободное время, которого, к сожалению, вечно не хватало. Проводник – профессия разъездная. Сегодня – здесь, завтра – там.

Когда дочь Светлана вышла замуж и уехала с мужем, молодым ученым, в Новосибирск, Тамара Петровна восприняла это как должное: дочь – отрезанный ломоть. Да и младшенький Сережа, весельчак и гитарист, оставался рядом. Ее любимец, ее опора и надежда в грядущей старости. Но все оказалось по-иному…

Сергей Вольский попал за решетку по-молодости, по-глупости. Микрорайон Сортировочный, что находится впритык к железной дороге, — место неспокойное, шебутное, здесь часто дерутся по вечерам, пьют и колются.

Попал парень в дурную компанию, набедокурил. В жестокой драке с проезжими дальнобойщиками едва не до смерти запинали мордатые парни двух полусонных водил, деньги их и вещички прихватили с собой. Сергей хоть и не участвовал в драке, но был в компании погромщиков, вот и загремел заодно с «активистами» за хулиганство и грабеж.

Статья серьезная. Сначала отбывал наказание в тюрьме Нижнего Новгорода, затем был переведен в одну из колоний на юге области. По словам Тамары Петровны, он сам напросился туда. Переживала мать страшно. Видимо, каким-то шестым чувством угадывала недоброе.

Душа тревожится
Душа  тревожится

Но через некоторое время Сергей прислал из зоны письмо. Писал, что доволен. Вот-вот его переведут за хорошее поведение и добросовестную работу в дежурную роту. Тогда можно будет часто его навещать.

Тамара Петровна успокоилась и даже обрадовалась. До следующего письма она считала дни. А сын все молчал. Это казалось странным. Чтобы разогнать тоску, мать раздумывала, какие гостинцы купить Сереже в Москве, представляла теплую встречу с сыном после долгой разлуки.

Как вернуть умершего сына…

Вместо долгожданного конверта, надписанного родным почерком, почтальон принес срочную телеграмму. В ней сообщалось, что заключенный Вольский скоропостижно умер.

Почерневшая и потерянная Тамара Петровна бросилась к знакомым. Спасибо, те поддержали, посоветовали как-нибудь взять себя в руки, сообщили плохую новость родне. В Нижний Новгород срочно прилетели сестра Вольской и дочка Светлана.

Все вместе они отправились на эту проклятую зону. Тогда Тамара Петровна сказала: «Если он удавился – не подойду!»

Душа болит
Душа  болит

Почему-то показалось, что сын наложил на себя руки, даже не подумав при этом о матери. Сергея Вольского убили во сне двумя ударами табуреткой по голове. В ходе короткого следствия выяснилось: сокамерники сочли, что он – «стукач», слишком уж быстро в дежурные выбился. За это Сергей и поплатился жизнью.

На суде одиннадцать свидетелей никаких подробностей сообщить не пожелали. Кто «заспал», кто «забыл». А убийцей оказался особо опасный преступник, рецидивист. За убийство ему добавили восемь лет срока. Но матери от этого легче не стало. Сына-то не вернешь.

Тогда она хотела только одного: похоронить Сергея на кладбище в Нижнем Новгороде. Мысль о том, что ее мальчика закопали где-то как бродягу без рода, без племени была невыносима.

Другие осиротевшие матери пусть немного, но утешаются, ухаживая за могилкой. Разговаривают с фотографией на памятнике, сажают цветы в гробницу, зажигают поминальные свечи на религиозные праздники. Ей не досталось даже этого.

Вместо долгожданного конверта, надписанного родным почерком, почтальон принес срочную телеграмму. В ней сообщалось, что заключенный Вольский скоропостижно умер

 

Смиренное кладбище
Смиренное  кладбище

Но, несмотря на все просьбы, мольбы, требования отдать ей останки Сергея, милицейские чиновники отвечали: «Не положено!». Некоторые вяло ссылались на возможную эксгумацию, если дело уйдет на доследование. Но доследовать его явно не собирались.

Отчаявшись, Тамара Петровна дошла до самых высоких чинов МВД и Прокуратуры Российской федерации. Тогда она еще работала проводником на московских поездах и, приезжая в столицу, несколько раз ходила на прием к большим начальникам. Кто ругался, кто обещал рассмотреть дело. Между тем прошло уже полгода.

Одному полковнику из Министерства внутренних дел Тамара Петровна посулила все свои сбережения за десятилетия мотаний по стране в дребезжащих вагонах. Он сказал: «Будем решать».

И тут ей подвернулась на улице знакомая женщина. Она выслушала жалобы Тамары Петровны, ее рассказ о мытарствах и посоветовала Сергея… украсть. Иначе, мол, не дождешься разрешения своей проблемы. Заключенных никогда не дают похоронить по-человечески. Вольская поняла, что ей надо делать.

Господи, дай сил и терпения

«Господи, дай мне силы!» — попросила Тамара Петровна и в выходной отправилась к смотрителю кладбища на Сортировке. Тот внимательно выслушал посеревшую от горя женщину.

— Помочь можно, но это будет дорого…

— Сколько?

— Он назвал сумму.

В два раза меньше той, которую она предлагала столичным чиновникам!

Женщина взяла административный отпуск в Дирекции по обслуживанию пассажиров и стала готовиться к операции. Энергичная дочка после гибели брата еще раз наведалась на зону. Там нашлись люди, которые за определенное вознаграждение указали точное место захоронения. Дочь побывала на окраине сельского погоста.

Сельский погост
Сельский погост

На безымянной могиле сердобольные местные старушки выложили крест из кирпича. Уезжая в Новосибирск, Светлана нарисовала для Тамары Петровны схему, на которой обозначила место, где лежит брат. Теперь листок бумаги с чертежом очень пригодился.

Несмотря на все просьбы, мольбы, требования отдать ей останки Сергея, милицейские чиновники отвечали: «Не положено!». Некоторые вяло ссылались на возможную эксгумацию, если дело уйдет на доследование

Как перезахоронить человека…

Смотритель кладбища оказался человеком слова. В назначенный час Тамара Петровна и четверо дюжих мужиков (среди которых был и мой знакомый) выехали за город на двух машинах.

Выяснилось, что один из водителей когда-то служил на этой зоне, поэтому хорошо знал туда дорогу. Уже за полночь они добрались, наконец, до небольшой рощицы среди полей. Четыре автомобильные фары высветили простенькие ограды, аляповатые пластмассовые цветы, памятники и неподалеку от них расползшийся от дождей рыжий холмик с кирпичным крестом.

Сердце матери болезненно сжалось, она судорожно схватилась за таблетки. Раскапывать могилу пришлось неожиданно долго. Липкая глина приставала к лопатам. Тамара Петровна вызвалась помогать. Было боязно, что они не успеют до рассвета. Мужики отослали ее к машинам, подальше от себя: «А если вам будет плохо, тогда что прикажете делать»?

Выкапывали ночью
Выкапывали  ночью

Наконец заступы глухо застучали о дерево. Дело теперь оставалось за малым: перенести гроб в машину и забросать яму. Но наспех сколоченная, пролежавшая больше полугода в земле домовина могла развалиться. Достать ее нужно было, обвязав доски. Веревки были предусмотрительно захвачены с собой. Неожиданно одному из заговорщиков стало дурно.

— И тут меня словно прострелило: а вдруг это не Сергей? – вспоминает Тамара Петровна. — Ведь заключенных, говорят, часто кладут в братские могилы. Стала просить мужиков: «Я вам еще тысячу рублей дам, только заглянем: он или нет».

Они мнутся, боятся. А время бежит. Потом видим, у гроба доска отошла и лицо сына по шраму и ямочке на щеке, по подбородку я тут же признала. На заре яму закопали и уложили кирпичи, чтобы никто не догадался, что к чему.

И тут на кладбище появилась какая-то старуха. То ли навещать своих пришла спозаранку, то ли еще зачем-то… Снова поднялись нервы. А вдруг заметит, догадается, донесет? Что тогда? А ничего хорошего, ведь дело-то подсудное. Но подслеповатой оказалась бабушка, не разобралась в тумане, что к чему.

Сергея Вольского перезахоронили в тот же день на кладбище Сортировки. Теперь Тамаре Петровне и самой не верится, что решилась на такой отчаянный шаг.

Но по-другому поступить она просто не могла. Если уж с живым сыночком не удалось пожить вместе, то пусть хоть мертвый он будет рядом.

Печаль, печаль...
Печаль,  печаль…

Сергея Вольского перезахоронили в тот же день на кладбище Сортировки. Теперь Тамаре Петровне и самой не верится, что решилась на такой отчаянный шаг

Теперь сторожа кладбища часто видят эту женщину возле ухоженной могилки, на скамеечке, что возле памятника за железной оградой. Она о чем-то долго неторопливо и тихо беседует с сыном.

Некоторые из редких посетителей, посмотрев на нее, качают головой и вертят пальцем у виска, но кладбищенские служители знают – женщина совершенно нормальна, здравомысляща и всегда их одаривает вкусными домашними пирожками, конфетами, на водку денег дает.

И главное – она нашла какое-то успокоение, навещая «родной холмик», там ей всегда кажется, что душа сына рядом, что он все слышит, что однажды и ее душа окажется вблизи самой близкой души на свете.

А милиции она давным-давно перестала бояться. Поистине всесильно и бесстрашно материнское сердце.

Сверхъестественное: звонок с того света

В одно из таких посещений и встретил ее тот самый гробокопатель, мой знакомый Олег Петрович Дементьев. Вот как он вспоминает эту встречу.

— Женщина сидела на скамейке возле могилки, вертела в руках ключ и была очень бледна. Вам плохо? — спросил я. — Она посмотрела на меня странным взглядом, потом узнала, робко улыбнулась и протянула мне ключ.

— Что это? — удивленно спросил я.

— Ключ.

— Я вижу, он от вашей квартиры?

Женщина кивнула.

— Я его под скамейкой нашла.

Звонок оттуда...
Звонок  оттуда…

И тут она рассказала, как это случилось:

— Я потеряла его неделю назад. Обыскала все в доме. Ключа не было. Хорошо, что был запасной. Но решила заказать еще один. Деньги хоть и небольшие, но все равно жалко. Лишний пакет молока не купишь. Вечером легла спать. Долго уснуть не могла, о чем-то все думала, какие-то мелкие заботы угнетали, потом задремала. Проснулась от телефонного звонка. Время было за полночь.  Долго не могла сообразить, где я, что за звонок, потом сняла трубку. Голос был мужской и страшно знакомый.

— Мама!

— Я стояла и молчала, мыслей в голове не было никаких. Не было ни страха, ни удивления. Потом опять:

— Мама!

— Кто это?

Но я уже знала кто. Мне не пришло даже в голову, что это мог быть чей-то злой розыгрыш.

— Ты меня слышишь?

— Слышу, Сережа…

— Ключ ты потеряла у меня на могиле. Он под скамейкой. Так что новый не заказывай. И еще…Он помедлил, вздохнул, это было слышно и через трубку, — спасибо тебе и прощай.

Короткие гудки. Очнулась я, когда за окном рассвело, и уже вовсю пели птицы. Трубка была у меня в руке, и оттуда нудно протискивались короткие гудки. Полчаса назад я пришла сюда и вот…

Она опять протянула мне ключ. Он был старый, от английских замков, которые сами захлопываются, когда выходишь из квартиры. Сейчас такие уже не ставят.

Я взял его в руки, повертел, потом протянул ей обратно. Поцеловал в седые, пахнущие шампунем волосы, повернулся и пошел на свой тридцатый участок. К 12.00 надо было выкопать очередную могилу.

Теперь сторожа кладбища часто видят эту женщину возле ухоженной могилки, на скамеечке, что возле памятника за железной оградой. Она о чем-то долго неторопливо и тихо беседует с сыном

Гроюокопатели
Гроюокопатели

ВИДЕО: 7 мистических явлений на кладбище, снятых на камеру

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии: