Необычные истории из жизни: паранормальные явления

Все, чем душа и тело мается

Заклятие на смерть: любимая девушка страшно отомстила за измену
Заклятие на смертьКогда я думал о встрече со Славкой Фирсовым в первые годы его заключения, все прикидывал: а смогу ли я ему после освобождения руку пожать? Он не просто мой сосед по лестничной клетке, с ним мы поднимались в три часа утра, чтобы не пропустить первый клев, лазили по чужим огородам, играли в футбол и дрались «двор на двор» в одной команде, цеплялись на ходу к вагонам товарняков. Сортировка – шебутной микрорайон, живущих бок о бок сближает накрепко. Но со временем в суматохе дел я вспоминал о друге детства все реже, хватало своих проблем. Да и разошлись наши дорожки задолго до того жуткого преступления. Разные интересы после школы привели в разные компании – обычное дело. Я учился в институте, он шоферил, выпивали иногда друг у друга на дне рождения… И все-таки принадлежность к одной команде давала себя знать. Каждый мог рассчитывать на помощь соседа. За полночь впустить и понять. Но… когда его утром увез милицейский «УАЗик», а по улице поползли зловещие слухи, во мне что-то перевернулось.

Различные концепции времени

Когда в прошлом году освободившийся Славка вдруг вырос передо мной у подъезда, я вспомнил о своих переживаниях. Он первым протянул ладонь, и я автоматически потянулся к ней. Смутившись от рукопожатия, потер онемевшие от его «клещей» пальцы и заполнил паузу дурацким вопросом: «Ты как, совсем пришел или за хорошее поведение в отпуск?»

Низкорослый крепыш полоснул лезвием серых прищуренных глаз: «А что, двенадцати лет мало? Быстро время прошло?» Действительно, для меня эти годы пронеслись, как один день. Для него, наверное, они тянулись мучительно медленно. Но об этом ни я, ни он больше не говорили.

Детство в СССР
Детство  в СССР

В жизни Славки набиралось всего помаленьку, как, впрочем, у каждого в нашей компании. Отец его крепко выпивал, но на сына с кулаками не набрасывался, в меру скандалил с женой, вечно неряшливой женщиной, забитой работой на «железке».

В школе Славка учился на твердые тройки, а что касается улицы… Тут все мы вели себя в меру диковато: курили «бычки», подкладывали огромные гвозди под колеса поезда, чтобы потом выточить из них ножи, палили из рогаток по воробьям.

Но вот что удивительно, Славка не только не проявлял жестокости к братьям меньшим, он их всегда жалел. А значит, был добрым человеком, по сути. Дома он держал кота, которого откормил так, что глядеть было страшно.

Как-то я увидел Славкиного баловня и лентяя проворно ползущим по стволу березы к скворечнику, из которого уже доносились голоса птенцов. Скворечник прикрепил я и поэтому решил проучить кота как следует. Славки дома не оказалось. Мы отловили его Сеньку и посекли прутом.

Но когда обезумевшего от страха кота отпустили, его перехватил хулиганистый парень лет шестнадцати, он накинул на шею истошно мяукающему бедняге веревочную петлю. Кот все-таки вырвался. Волоча за собой веревку, прыгнул на дерево, но неожиданно сорвался с ветки и повис на этой удавке…

Пацаны на улице
Пацаны  на улице

Мы хоронили Сеньку за огородами и плакали навзрыд вместе со Славкой. Долго думали, как долговязому отомстить. Решили ночью закидать его окна камнями.

Славка метал осколки кирпичей с особенным остервенением. Кстати, может быть, после этого он сильно ожесточился? Да вроде, нет. Вскоре завел себе другого кота… Жизнь наша была настолько стремительной, бурной, насыщенной событиями, что никто не замыкался на одном, пусть даже очень печальном происшествии.

Из коротких Славкиных писем из армии я узнавал много интересного о его житье-бытье. После учебки в Мулино он оказался в Кизил-Арвате, где вместо самогонки сержанты покупали за гривенник пол-литра воды, и скорпионы в брачный период грозили служивым мгновенной смертью.

Потом Славка замерзал два раза в Неренги. Но и якутские морозы не сломили его бодрого характера. Повсюду он был «общественным» человеком, «заединщиком», готовым для друга отдать последний кусок хлеба. В душе он по-прежнему оставался шебутным пацаном, любителем острых ощущений.

Страшные необъяснимые факты

Может быть, и арестовали его первый раз из-за этой тяги к авантюре. Устроившись на автобазу шофером «ГАЗика», он уже через месяц попался на краже запчастей. Дали два года «химии». Отрабатывал в Дзержинске, водителем. Неделю жил под надзором, а на выходные его отпускали домой.

К тому времени он успел жениться, и дома кроме родителей его дожидалась жена с грудным ребенком. Иногда Славка на выходные домой не приезжал и заранее предупреждал домашних: не беспокойтесь, мол, не отпускает милиция. А сам в это время отдыхал у любовницы Лиды. Познакомился он с ней там же, в Дзержинске.

Любовники
Любовники

Славке этот образ жизни, видимо, очень понравился: везде ждут, везде встречают, не обременяют заботами. Как вдруг Лида призналась, что ждет от него ребенка.

Говорили потом соседки, что от аборта она отказалась наотрез. Может быть, от души полюбила Вячеслава. Да и не было у нее, девушки из сельской местности, в огромном городе с черно-оранжевыми дымами никого, кроме Вячеслава.

Материально вполне обеспеченная, она от него ждала, прежде всего, моральной поддержки. И тут случилось самое загадочное, на что решиться в здравом уме, вроде бы, невозможно.

Отпущенный в пятницу после рабочего дня домой Вячеслав заглянул к Лиде. Обильно поужинал, выпив для аппетита несколько рюмок водки. После того как обласканная и уставшая Лида крепко уснула, он задушил ее подушкой. И, как ни в чем не бывало, вернулся к себе домой. А через неделю за ним приехала милиция.

Милиция -задержание
Милиция  — задержание

Труп задушенной женщины обнаружили не сразу. Соседи почувствовали подозрительный запах из комнаты. Вызвали милицию, которая взломала дверь. Найти убийцу особых проблем не составило.

Все реже выходила Нина Ивановна, мать Вячеслава, поболтать с соседками к подъезду. А если встречалась с кем-то, то сразу заводила о нем разговор. И обычно заканчивала его так: «Может быть, за примерный труд и скостят годика три-четыре…»

Соседки перемигивались, злорадствуя над взбалмошной «выскочкой»… Отец Вячеслава сына с зоны так и не дождался. Он лежал в клинике, пожелтел, исхудал лицом. Возвратившись с лечения, приговаривал: «Пропил я свою печеночку, пропил подчистую…» Цирроз его быстро скрутил.

А Нина Ивановна, оставшись одна, все чаще стала куда-то уезжать спозаранку, возвращалась к позднему вечеру. Никто не знал, где она пропадает сутками, как вдруг одна из кумушек разъяснила: «Побирается Нинка-то!».

Оказывается, ее видел кто-то из знакомых на Средном рынке в заплатанном одеянии. Нина Ивановна нарочно выбрала место подальше от Сортировки. Возила спецодежду в сумке. Переодевалась за торговыми палатками и возле них же просила у сердобольных граждан милостыню.

Нищенка
Нищенка

Ужасные случаи из жизни

Когда Слава вернулся из тюрьмы, ему стукнуло 36. И все равно он выглядел молодо. Разве только морщинки немного подпортили «вывеску». Он бодро, как ни в чем не бывало, начал новую жизнь.

На квартиру матери перевез жену с 12-летним сыном. Остается только догадываться, что пережила его «половина», узнав о неверности супруга и столь тягостном преступлении. И все же они соединились. Стали почти дружной семьей. Почти. Потому что прошлое невольно мстило за себя. На лицах Славы и Люды никто больше не видел и намека на улыбку.

Однажды вечером Славка пришел ко мне с бутылкой. Мы посидели, выпили, но я видел, что ему не по себе, гложет его что-то.
— Ты, Славка, если что-то рассказать хочешь, не стесняйся, знаешь, мне-то можно. – Я ободряюще взял его за плечо.
И тогда он рассказал мне другую свою страшную историю.

Мужчины среднего возраста
Мужчины  среднего возраста

— Знаешь, братан, я думал, что эта история с убийством навсегда в прошлом. Что тогда на меня нашло, я не знаю. Все годы заключения думал об этом, но так и не разобрался. Я тогда точно не в себе был. И только недавно начал понимать.

Видишь ли, я в те времена уж больно любвеобильный был. Да ты и сам знаешь. Не мог хорошенькую девушку мимо пропустить. Хоть и знал, что неправильно поступаю, но словно бес изнутри подталкивал. Познакомился я тогда еще с одной девушкой — Ларисой. Встречался с ней редко, сам понимаешь, жена, Лидка.

Короче, месяца через три я Ларисе сказал, что не могу больше с ней отношения поддерживать. Она не просила, не плакала, только зло глазами стрельнула, сказала: «Ты, что действительно так просто хочешь от меня отделаться? Нет, не получится!»
— А что ты мне сделаешь?
— Я тебе жизнь сломаю! — встала, хлопнула дверью и ушла.

Через какое-то время я стал наблюдать за собой странные вещи. Веришь, я периодически начал выпадать из реальной жизни. Однажды очнулся, стою возле своего грузовика в поле, вдалеке какая-то деревенька. Как я сюда попал, зачем приехал, не могу понять. Время семь часов вечера, а последнее, что помню, как утром в гараже стекла мыл. Подъехал к деревне, оказалось, я в ста километрах от города.

Еще раз было: на работу пошел, очнулся уже вечером в пивнушке. На работе, оказывается, не был, где провел время, не знаю. Пришлось на следующий день к знакомому врачу идти, чтобы он мне справку сделал, а то прогул бы засчитали. Еще несколько раз со мной похожие истории случались.

Что-то происходит
Что-то происходит

Странные необъяснимые случаи

Когда эта заваруха с Лидой произошла, я тоже выпал из действительности. Помню, как к ней пришел. А потом… я уже дома перед телевизором сижу. Стал вспоминать, что же там было? Ничего… черная пропасть… А уж потом меня арестовали. Но я тогда и не подозревал, за что.

Кстати, во время следствия я об этих случаях следаку рассказывал. Меня даже на психиатрическую экспертизу возили, но признали вменяемым. Да я и сам знал, что вменяемый, но эти провалы в памяти никак объяснить не мог.

Но, что самое главное, я тогда совсем забыл про эту Ларису, которую так подло бросил, забыл буквально на следующий день, когда расстались. Словно ее никогда и не было. Забыл не только ее, а вообще все, что с ней было связано. Но ведь так же не бывает. Хоть и недолго были знакомы, но время от времени должен был вспоминать. Нет, ни разу за все годы отсидки. Хотя там всю жизнь по секундам не одну сотню раз пересматривал.

Женщина в толпе
Женщина  в толпе

А тут позавчера еду в автобусе, смотрю, на остановке женщина стоит. И меня как прострелило. Ведь я же ее знаю. Что-то с ней в жизни связано, что-то чрезвычайно важное и тревожное. Весь день себе покоя не находил, никак не вырисовывается. И только ночью вспомнил, проснулся весь в поту. Это же Лариса! Та самая, которую я бросил, и которая обещала мне жизнь сломать!

Сделка с неведомой сущностью

И тут же еще одну вещь понял — это не я виноват в убийстве, а она! Как она это сделала — не знаю. Может сама обладает какой-то нездешней силой, может, попросила кого-то порчу навести или заклятье наложить, а может и заключила контракт с нездешней силой, неведомой нам сущностью. Но это точно она!
— И что ты делать собираешься? – я был потрясен его рассказом.
— Ты знаешь, он нервно закурил, мне кажется, она меня тоже увидела и узнала. Теперь уезжать надо, всей семьей. Иначе что-то страшное может еще раз случиться.

Сделка с дьяволом
Сделка  с дьяволом

Мы посидели еще немного, допили водку, и он засобирался домой.

Еще через месяц Славка забежал снова.
— Проститься пришел. Нашел работу в Хабаровске. Завтра уезжаю. Жена пока здесь обменом квартиры займется и потом с семьей ко мне.
Я понимающе кивнул:
— Боишься?
— Боюсь. Не за себя, сам понимаешь, за семью боюсь.
Я опять кивнул. Кем-кем, а трусом Славка никогда не был.

Прошло время. Вот уже пять лет семья Фирсовых живет в Хабаровске. Все у них хорошо. Славка стал у себя на автобазе начальником. Правда, небольшим, даже по масштабам автобазы.

Мы иногда перезваниваемся, но с каждым годом все реже и реже. Жизнь у каждого своя.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.