Павка Корчагин: как закалялась ложь

Ибо нет ничего тайного

Николай ОстровскийВ конце семидесятых я проходил службу в рядах вооруженных сил СССР. Отдельный 52-й железнодорожный батальон. Место дислокации – Монголия, город — Дархан. На самом деле, большую часть времени мы проводили в другой воинской части, которая была расположена неподалеку от города Салхит. Строили железнодорожную трассу Салхит – Эрденет. 142 километра. Условия жизни и работы были, если сказать плохими – не сказать ничего. Подъем в 6.00. Зарядка. Завтрак. И на трассу. Работали по 14-16 часов в день. Климат – резко-континентальный. Летом – жара под сорок. Зимой — мороз под сорок с ветром. Летом страдали от жажды, воду на трассу привозили редко и мало. Зимой загибались от холода. Костры разводить нам запрещали, бушлаты и валенки у всех были рваные. Чтобы не отморозить себе руки и ноги (а такое случалось часто) нужно было вкалывать. К концу смены некоторых с трассы уводили под руки. Кормили гречкой, сваренной на воде, и похлебкой, где иногда можно было найти рыбью кость. Короче, условия ничем не отличались от тех, что были описаны в культовой книге Островского «Как закалялась сталь».

Дьявол в мелочах, а бог в деталях

Я нередко эту книгу тогда вспоминал и после дембеля решил перечитать. Сравнить, так сказать, условия. И что же обнаружил?

Станция Салхит
Станция Салхит

Оказывается, никакую Боярку наш пламенный революционер не строил и книгу не писал, иначе не вывалил бы на голову читателей столько нелепостей. Дьявол, как известно — в деталях. Но в книге не то, что детали, целые пласты реальности не совпадают.

Возьмем, для примера, один из них. Я и раньше слышал версию, что за автора книгу писала бригада литературных «негров». Перечитав «Сталь», в этом убедился. Но «неграм» неплохо было бы разобраться немного в железнодорожной тематике, а то получилось, как в анекдоте — фейсом об тейбл.

Эрденет
Эрденет

Но давайте обратимся к оригиналу. Молодые и здоровые парни, комсомольцы строили шесть километров железной дороги несколько долгих, наполненных лишениями и страданиями недель. Терпели нужду, голод, холод. Настоящие герои!

Помню, какие-то детали в описании работ меня тогда зацепили. До армии, когда я читал книгу впервые, то, конечно, на них внимания не обратил. Но теперь-то у меня был опыт строительства железной дороги в нечеловеческих условиях.

За сопкой Салхит
За  сопкой — Салхит

Что-то было не так. Я прикинул объем работ и с удивлением обнаружил, что со своим первым отделением мы бы построили эту ветку за месяц. В отделение — десять человек. Сначала решил, может они шпалы откуда-то из соседней губернии на себе таскали, тогда понятно. Оказалось, нет. Вот они шпалы, рядом. Бери и укладывай.

Хреноватенько трудились ребята. А потом решил поинтересоваться, сколько их всего было — строителей коммунизма на этом конкретном участке. Оказалось – триста рыл.

Афиша фильма
Афиша фильма

Но если десять человек подняли бы этот объем работ за месяц, тридцать – за десять дней, то триста могли бы завершить строительство за один день. Простая арифметика.

Легендарный герой гражданской войны

Вот вся цена бессмертному подвигу комсомолят, который был только на страницах книжки. Как теперь прикажете относиться к герою гражданской войны, всаднику первой Конной, пламенному революционеру, комсомольцу Павке Корчагину, а также его прототипу Николаю Островскому.

Кадр из фильма
Кадр из фильма

В его трагической судьбе много славных страниц, способных вызвать уважение к человеку, пережившему и перетерпевшему столько, что другому хватило бы на несколько жизней. Но если один из узловых моментов его биографии оказался ложью, кто поручится, что все остальное не стряпня тогдашних пиарщиков? А был ли мальчик?

Боярка сегодня
Боярка сегодня

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.