Питие на Руси — есть веселие

Алкоголизация населения России

Из цикла «Страницы истории Нижегородской губернии»

Алкоголизация России началась с Ивана Грозного

Истина в винеСамый популярный в России глагол – выпить. Синонимов у него в просторечии великое множество, все они богаты смысловыми оттенками: освежиться, принять, вдарить, залимонить, употребить, тяпнуть, влындить, залудить, причаститься и так далее. Нижегородская губерния со стародавних времен славилась «питухами», чему, вероятно, способствовал более высокий, чем в среднем по стране, уровень жизни обитателей «кармана России». За ведро сорокаградусного напитка, вмещавшего 12,3 литра огненной жидкости, нижегородец не жалел потратить в год целый червонец. Не в пример водке червонец в те времена дорого стоил: на один пятак можно было упиться до потери сознания. Алкоголизация государства российского началась не с князя Владимира, заявившего, что «Руси есть веселие пити», когда князья потребляли исключительно медовуху, а с Ивана Грозного, насаждавшего «царевы кабаки», где торговали крепкими напитками.

Чин поставления в целовальники

Сказать по-нашему мы выпили немного
Сказать по-нашему мы выпили немного

Свое прозвище «целовальники» кабатчики получили за лобызание крестов с клятвой не только продавать вино, но и «продавать его довольно», то есть как можно больше.

Из документов государственного архива Нижегородской области явствует, что в целовальники, как ни странно, люди шли с неохотой.

Эта должность представляла опасность с двух сторон: где народ был «распойлив», там он был и «буйлив», нередко избивая присяжных целовальников, а за вино не платя ни копейки.

Лавочка как гимнастический снаряд
Лавочка как гимнастический снаряд

Там же, где народ был «трезвен» и «обычаями смирен» или не пил вина «за скудостью», — там не с кого было получить в государеву казну пропойных денег.

Поза ЗЮ
Поза ЗЮ

И когда к учетному сроку вино в кабаке оставалось, то целовальника власть призывала к ответу. В свое оправдание он часто винился, что торговал в плохом месте, там, где пьют мало (меж плохих питухов).

Часто целовальник хвалился, что, «страдая за государево добро, он плохих питухов на питье подвеселял, да подохочивал, а кои упорны были, тех не щадя и боем неволил».

Так и получилось, что русский народ привыкал «мучиться ради радости».

Куда-то все ушли
Куда-то все ушли

Целовальников со временем сменили откупщики, которые просто платили большие налоги в казну, а торговали уже на свое усмотрение.

Пьянство, особенно в городах, где жизнь текла живее, а крепостного люда было немного, получило в России небывалый размах.

Попечительство народной трезвости

Эх жизнь моя жестянка
Эх жизнь моя жестянка

И вот, наконец, в 90-е годы 19 века решено было постепенно монополизировать торговлю спиртными напитками и параллельно этому создать «попечительства о народной трезвости».

К 1901 году, когда монополизация в сфере спиртооборота охватила и Нижегородскую губернию, на ее территории находилось 628 мест продажи, с которых каждый нижегородец (в том числе женщины и дети) приобретал чуть более 6 литров «антигрустина» в год, то есть всего лишь одну бутылку в месяц.

Как тебя,милок, скособочило
Как тебя,милок, скособочило

Но борцам за трезвость и этого казалось много, и они взялись за переустройство мышления «питухов», быта бедных рабочих кварталов и городского «дна».

Чайная читальня в библиотеке

Уличный спальный вагон
Уличный спальный вагон

Для «излечения страдающих запоем» устраивали особые приюты, а для «приучения к более облагораживающему пользованию своим досугом умеренно пьющих» открывали чайные – читальни.

Самая известная в Нижнем чайная называлась «Столбы», свое прозвище получившая от здания, украшенного колоннами, в котором она располагалась на так называемой «Мильошке» в районе Скобы.

Новый дорожный знак
Новый дорожный знак

Напротив «Столбов» находилась ночлежка, и погреться в чайной набивалось много народу.

Однако они редко приохочивались к трезвой жизни и, терпя значительные убытки, «Столбы», как и большинство чайных-читален в 11 уездах губернии, погорели.

Сухой закон в России — 1914

Пьянство меж тем увеличивалось. И накануне введения «сухого закона» в 1914 году нижегородцы потребляли алкоголя уже гораздо больше, чем в начале столетия, причем «возлияния» были очень неравномерными.

Спи, мой бэби, сладко, сладко
Спи, мой бэби, сладко, сладко

Так, на городского жителя приходилось более двух ведер водки (26 литров!), в то время как крестьяне выпивали «всего лишь» около семи литров в год.

ЛТП в СССР

В советское время бюджет государства почти на 40 процентов состоял из «пьяных» денег. В то же время власти зорко следили за качеством алкогольной продукции и пресекали изготовление домашних вин.

На старт, внимание...
На старт, внимание…

Для ограждения от общества злостных выпивох действовали, как правило, при заводах – лечебно-трудовые профилактории (ЛТП).

В них использовался дармовой труд людей, по сути, отбывающих кратковременный срок заключения.

Большинство после этой «трудотерапии» принимались за старое.

Ты меня уважаешь
Ты меня уважаешь

И все же, как считает нарколог Валентин Бултеев, «закрытие системы ЛТП в начале 90-х годов привело к баснословному росту бытового пьянства и преступлений на этой почве».

Бултеев считает, что государство совершило одновременно два преступления: отдало в частные руки не только торговлю, но и производство алкогольной продукции, вдобавок легализовав изготовление самогона, и отвернулось от проблемы лечения больных алкоголизмом людей.

Богатырский сон
Богатырский сон

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.