Потусторонние силы

Загадочные случаи из жизни

Гость из преисподней

Самые страшные случаи смерти

Гость из преисподнейТело Виктора Гурылева пролежало в пустой квартире четыре дня. Был июль 2010 года, стояла страшная жара, почти каждый день за тридцать, поэтому запах очень скоро почувствовали соседи. Вскрытие показало, что умер он от разрыва сердца. Чем это было вызвано, врачи не смогли толком объяснить. Я спросил, мог ли это быть страх? «Наверное, мог бы, — сказал мне патологоанатом, который проводил вскрытие, — только для того чтобы так напугаться человеку со здоровым сердцем (а вскрытие показало, что сердце у Гурылева было тренированной мышцей спортсмена) ему должны были явиться, не мене чем, картины ада». «Возможно, так оно и было», — подумал я про себя.

Предчувствие скорой смерти

Мрачные миры
Мрачные миры

Гурылев пришел в редакцию за несколько месяцев до смерти. Настаивал на встрече со мной. Это был здоровый молодой человек, лет тридцати, высокий, спортивного сложения.

Оказалось, что когда-то я был знаком с его отцом, поэтому он и обратился ко мне.

В последнее время с парнем происходили очень странные вещи, и он хотел, чтобы я сделал с ним интервью.

Другой мир
Другой мир

Выслушав его, я сказал, что интервью это, конечно, хорошо, только в редакцию регулярно приходит столько психов, которые рассказывают истории куда более нелепые, чем его. Короче, посоветовал обратиться к психиатру.

— Я там уже был, — ответил он. Врач сказал, что у меня, скорее всего, шизофрения, а может просто переутомление.

— Так в чем же дело, — посоветовал я, — съезди на море, отдохни, напейся, уйди в загул.

— Вы не понимаете, — вздохнул он. То, с чем я столкнулся, не из этого мира. Я не понимаю, как оно проникло сюда, но то, что оно меня доконает, я уверен. Ни загул, ни прогул не помогут. В обществе еще остались зачатки доверия к печатному слову, именно поэтому я и настаиваю на интервью. Можете его не печатать, пока со мной ничего не случилось.

Инферно
Инферно

Успокоить его у меня не получилось, интервью с ним я все-таки сделал. Отрывки публикую здесь, в этом блоге. В газете не смог.

К тому времени, как Гурлева не стало, не стало и газеты. Вернее меня в газете. Издатель слишком часто давал задания писать восторженные материалы о партии «Единая Россия».

Мне это не нравилось, а ему не нравилось, что это не нравилось мне.

Инферно

То, с чем я столкнулся, не из этого мира. Я не понимаю, как оно проникло сюда, но то, что оно меня доконает, я уверен

Дорога в никуда
Дорога  в никуда

Кровожадная, потусторонняя нечисть

Отрывки из интервью

Корреспондент – Расскажи, как все это началось?

Гурылев – Я был в магазине, в супермаркете, катил пред собой тележку. Набрал на вечер пива, закуски, у нас намечался футбол с пацанами.

Корр. – Вы в футбол бутылками с пивом играете?

Г. – Точно, перед телевизором. Короче, катил тележку, как вдруг услышал голос. Голос сказал: «Идем со мной».

Корр. – Голос был внутри или ты его как по радио услышал?

Г. – Внутри, в моей голове.

Корр. – Ты сильно испугался?

Г. – В том то и дело, что нет. Мало того, я даже не удивился, просто понял, что надо делать, как этот голос требует. Честно говоря, на меня напала какая-то морока. С одной стороны я понимал, где я и кто я, с другой, как будто предо мной открылась дверь в другой мир. Как это объяснить — я не знаю.

Корр. – Что дальше?

Г. – Покатил тележку по проходу. Дошел до конца стойки с молочными продуктами, дальше там такой брезентовый занавес, где начинаются служебные помещения. Голос велел отодвинуть брезент и войти внутрь.

Корр. – Что там было?

Г. – Там был длинный коридор, по обеим сторонам его находились двери. Все были открыты. Я проходил мимо, видел там рабочих, продавцов в белых халатах. Короче, обычный рабочий день. Проехал вдоль коридора до двери с надписью мясной цех.

Корр. – Та дверь тоже была открыта?

Г. – Нет. Эта была закрыта. Она была металлическая массивная, поэтому я серьезно поднапрягся, прежде чем открыл.

Корр. – Что там было?

Г. – Люди.

Корр. – Рабочие?

Г. – Нет. Рабочих не было. Люди висели на крюках, мертвые, наполовину разделанные. Я ни разу не был в мясном цехе, но в кино видел много раз. Это был именно мясной цех. Только вместо свиных или говяжьих туш, висели человеческие.

Корр. – Там было холодно?

Г. – Ужасно холодно. У людей на лицах были сосульки. Длинные такие, красного цвета. Больше всего мне это запомнилось и больше всего напугало.

Корр. – Что потом?

Г. – Потом я плохо помню, выскочил оттуда, тележку забыл, очнулся уже на улице.

Корр. – Наверное, долго в себя приходил, и что подумал?

Г. – То, что и должен подумать любой нормальный человек, что сошел с ума. Пришел домой, лег в постель. Долго лежал, потом понял, что забыть я этого не смогу и жить с этим не смогу. Утром записался на прием к врачу. Прошел все необходимые процедуры. Врач, как я уже говорил, заподозрил шизофрению, но посоветовал для начала отдохнуть.

Корр. – Скорее всего, он был прав.

Г. – Не прав. Я знал, что здоров, и был уверен, то, что со мной случилось, случилось на самом деле. Только не в этом мире и не в этом измерении.

Инферно

Люди висели на крюках, мертвые, наполовину разделанные. Я ни разу не был в мясном цехе, но в кино видел много раз. Это был именно мясной цех. Только вместо свиных или говяжьих туш, висели человеческие

Корр. – Все сумасшедшие уверены, что здоровы, а болен весь остальной мир, не замечая того, что видят они.

Г. – Я знаю об этом. Читал. Никакой псих не признается самому себе, что он псих. Но здесь другое. Я понял, что попал в круговерть каких-то событий, которые затронули меня совершенно случайно.

Корр. – Случайно это как?

Г. – Ну не было меня в планах того мира, не было в планах посвящать в какую-то их тайну. Понимаете, я жертва. Непонятно как, но меня случайно втянуло в эту воронку.

Корр. – Были еще какие-то странности?

Г. – На работе. Я путейский мастер. В один из дней сидел в своем вагончике, работал с документами. Вдруг тот же голос: «Пойдем со мной». Честно говоря, я уже ждал его. Знал, что он рано или поздно прозвучит и уже извелся от ожидания. Думал: «Быстрее бы, что ли все закончилось». Жить с этими знаниями мне стало невыносимо. Я встал и, как во сне, вышел. Внешне на улице все было как всегда. Бригада в своих оранжевых жилетах работала на путях. Погода теплая, я был в комбинезоне, почти на голое тело. Справа и слева от железки густые заросли. Дальше лес. Голос велел идти в заросли. Я перешел через насыпь, потом пошел по тропинке вглубь леса. Дошел до какой-то поляны. Там были остатки от костра, валялись пустые банки, бутылки, несколько горелых скатов.

Корр. – Ты так подробно все описываешь, ты был в сознании?

Г. – В полном сознании. Причем видел и запоминал все очень подробно.

Корр. – Что потом?

Г. – Потом голос сказал, чтобы я остановился. Я встал, огляделся. Несколько секунд стоял молча, ничего не происходило. В отличие от прошлого раза, я был напуган до смерти.

Корр. – Опять появился голос?

Г. – Да.

Корр. – Что он сказал?

Г. – Спросил: «Хочешь меня увидеть?» Я не знал что ответить. Боялся сильно. Тогда он сказал: «Произошла ошибка. К сожалению уже ничего не исправишь». И тут я увидел его.

Корр. – Кого?

Г. – Человека. Мужчина средних лет, средней внешности, среднего роста весь средний. Он сказал: «Не бойся, я здесь в привычном для тебя обличье. Настоящего ты бы не вынес». Страх у меня прошел, и я спросил: «Почему? Вы, что такой ужасный?» «Я не ужасный, — человек ухмыльнулся. — Я другой, такой, какого не может быть в твоем мире, поэтому твой мозг в поисках аналогии перегреется и разлетится на молекулы».

Корр. – Ты разговаривал с ним словами или мысленно?

Г. – Разговаривал обычно, как с вами сейчас. Он подошел ближе, похлопал меня по плечу, сказал:

— Все, то, что ты испытал, в сущности, ерунда. Маленький розыгрыш, шутка, по-вашему. Но она получилась не такой как задумывалась. Поэтому не заморачивайся. Ничто не имеет значения.

— Почему, — спросил я?

— Потому что все ерунда.

— Как это?

— Так. Ничто не имеет значения, ни начала, ни конца, ни продолжения. Ты случайная веточка в водовороте событий, и даже не веточка, и даже не иголочка, ты – ничто. Но ты нечаянно оказался в этом водовороте, поэтому скоро умрешь.

— Это страшно? — спросил я.

— Это никак. Но это будет скоро. А сейчас иди.

Я вернулся в вагончик и был очень спокоен, потому что знал, все, что он сказал это правда».

Корр. – И что ты теперь собираешься делать?

Г. – Ничего. Жду смерти.

Корр. – Это же ненормально!

Г. – Это как раз нормально. Ненормально дергаться и суетиться, пытаясь избежать неминуемого. Единственное, что я предпринял – пришел к вам. Я точно знаю, чувствую, что в отрицании этим существом всего и заключена истина. И то, что я  скоро умру, и то, что это не имеет никакого значения. Ничто не имеет значения. Эту мысль он вложил в меня крепко. Я в нее не то, чтобы поверил, я просто знаю, что так оно и есть.

Параллельные миры
Чужие миры

Инферно

Я знал, что здоров, и был уверен, то, что со мной случилось, случилось на самом деле. Только не в этом мире и не в этом измерении

Мы проговорили с Гурылевым около трех часов. Летный день был долгим. Рабочий день закончился. Сотрудники давно разошлись, а солнце еще стояло высоко.

Выпили с ним две бутылки коньяка и сильно опьянели. Плохо помню, как я добрался домой и как провалился в никуда, в ничто.

Утром из ничто меня вывело острое желание выпить холодного пива.

Параллельные миры
Параллельные миры

ВИДЕО: Аудиозапись звуков из Ада

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии: