Сын врага народа

Судьба художника Калиновского

Художник Калиновский
Художник Калиновский

Свою биографию Лев Францевич Калиновский знает до четвертого колена. Прадед по матери служил регентом церковного хора в Храме Христа Спасителя в Нижегородском Кремле. Родилось у них с прабабушкой 9 дочерей, а прадед все мечтал о сыне. И действительно, 10-м ребенком был мальчик. Прадед на радостях позарился еще на одного ребенка – думал, опять будет наследник, а родилась снова дочка – бабушка Льва Францевича. Бабушка, выйдя замуж, рано овдовела, и ее дочь Анюту — взяла на воспитание одна из старших сестер, которая была замужем за Рукавишниковым – вторым по богатству человеком в Н. Новгороде после Бугрова. Так мама Льва Францевича попала в богатую семью, где получила блестящее воспитание, образование и развитый вкус.

Содержание:

  • Без дела не берут
  • Холодный январь 37-го
  • Лучший ученик
  • Война – сестра печали
  • На войне – человек второго сорта
  • ВИДЕО: Блатная армия. Как зеки сражались в Великую Отечественную Войну
  • Разведчик-художник
  • Любимое дело
  • Предложение «стучать»
  • Словесные портреты
  • Знамя Нижегородского ополчения

    Без дела не берут

    Отец Льва Калиновского был поляком и родился в Польше.

    На военную службу он попал в Нижний Новгород, и сначала был ротным военфельдшером в царской армии, затем перешел в Красную Армию.

    Судьба свела их – русскую девушку и молодого человека – поляка.

    В 1919 году они поженились, и с интервалом в три года у них родилось трое сыновей.

    Лев Францевич был старшим, он появился на свет в 1920-м.

    Национальность отца сыграла с ним злую шутку.

    В 1937 году отношения у СССР с Польшей испортились, и поляки подверглись репрессиям как враги народа.

    А отец плюс к этому связь с родительской семьей не порвал и переписывался со своим отцом и братьями.

    — Мама не раз говорила папе: «Франц, тебя могут забрать – всех поляков забирают», — вспоминает Лев Францевич, — но тот только отмахивался, дескать, без дела не берут.

    Холодный январь 37-го

    Январским вечером 37-го года в двухкомнатную квартиру Калиновских пришли двое солдат.

    Сначала начали что-то искать, затем взяли отцовскую бритву, фотокарточку и велели отцу одеваться и следовать за ними.

    Страшный 37-й год

    Напоследок глава семейства сказал жене: «Нюра, я скоро вернусь: это какое-то недоразумение».

    Больше сыновья своего отца, а жена мужа не видели.

    С этого момента братья Калиновские стали сыновьями врага народа.

    Лучший ученик

    Лев Францевич в это время уже был студентом 1-го курса художественного училища, собирался вступить в комсомол.

    Директор училища вызвал его к себе на ковер и сказал: «Лева, ты сын врага народа, и я смогу удержать тебя, только если ты будешь учиться на «Отлично».

    И Лев Калиновский благодаря своему таланту и трудолюбию был в училище одним из лучших учеников, отличником.

    А в комсомол его так и не приняли – на нем было клеймо врага.

    Война – сестра печали

    22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война.

    На следующий же день Лёва со средним братом пошли в военкомат проситься на фронт – защищать Родину.

    Но в армию его поначалу не брали.

    Два раза вызывали в военкомат и не призывали: видимо, не хотели доверять сыну врага народа честь отстаивать СССР от нападения фашистов.

    Город Горький в годы Великой Отечественной войны
    Город Горький в годы Великой Отечественной войны

    — На третий раз нас, призывников, выстроили на площади перед Речным вокзалом, — вспоминает Лев Францевич. – Я смотрю, народ в строю какой-то разношерстный: один – старый, другой – явный пьяница, — но поначалу не придал этому значения.

    Новобранцев погрузили в товарные вагоны и повезли на Север по направлению к Мурманску.

    Высадили в какой-то деревушке, построили и велели поднять руку, у кого высшее или среднее образование.

    Калиновский поднял: к тому времени он уже закончил 4 курса художественного училища, и оставался только диплом.

    На войне – человек второго сорта

    «Мне отсчитали 40 «гавриков», и командир роты велел принять взвод. Я должен был составить список – по какой статье кто из них сидел. И только тут я узнал, что вся наша рота была набрана из мест заключения – кто-то убил жену, кто-то мелкий жулик… Но нас объединяло одно: все мы хотели защищать Родину. Тем не менее оружие нам никто не доверил: мы были людьми второго сорта и попали не в боевые солдаты, а в стройбат. С лопатами и кирками, а не с винтовкой я начал служил Родине. Рыли окопы, таскали лес, вместе со всеми отступали. Когда немцы прорвали оборону, мы ночью ползали по полю боя, собирали у убитых винтовки и отдавали солдатам».

    Поле боя
    Поле боя

    Однажды стройбатовцам пришлось отступать по льду озера. Зима была рыхлая, лед очень тонкий.

    Справа и слева свистели немецкие пули, по озеру лупила артиллерия.

    Пришлось бросать лошадей и лопаты и идти под огнем по льду.

    «Смотрю – один в промоину упал, другой – ранен, третьего – убило, — вспоминает Калиновский. — В меня попало четыре осколка, хорошо, спасла телогрейка. На том озере мы оставили половину батальона».

    ВИДЕО: Блатная армия. Как зеки сражались в Великую Отечественную Войну

    Разведчик-художник

    Потом была служба солдатом в боевых частях, художником при штабе армии, где он рисовал карты, а затем – в разведотделе.

    Лев Калиновский ходил с разведчиками на передний край и корректировал огонь наших батарей.

    Как картограф он прекрасно знал, где какой объект расположен и передавал радисту, куда нужно перенести стрельбу, чтобы разбить немецкий дот или батарею.

    Разведчики
    Разведчики

    Любимое дело

    В конце Великой Отечественной его вместе с другими художниками отправили в группу художников Карелии, где Калиновский занялся своим любимым делом – рисовал картины.

    Так он написал полотно «Им снился Мурманск»: по Мурманским сопкам красноармейцы ведут пленных немцев, которые во сне видели себя здесь хозяевами.

    На войне Лев Калиновский потерял обоих братьев и невесту.

    Все они ушли на фронт добровольцами и погибли как герои.

    Предложение «стучать»

    После демобилизации Лев Францевич вернулся в Горький.

    Город Горький, площадь у Московского вокзала
    Город Горький, площадь у Московского вокзала

    Он был влюблен в живопись, и видел себя только художником.

    Заочно окончил институт им. Репина в Ленинграде и готовился вступить в Союз художников.

    Но судьба преподнесла ему еще один удар.

    «Меня хотели завербовать в КГБ, чтобы я стал «стукачом». Сначала люди из органов приходили в художественное училище, затем вызвали к себе, и начали «обрабатывать». Я должен был докладывать обо всех крамольных мыслях своих приятелей, а ведь разговаривали мы тогда обо всем! Даже сама мысль стать «сексотом» мне была противна: вместо того, чтобы быть другом, я должен стать доносчиком. И я отказался».

    Словесные портреты

    После этого Льва Калиновского выгнали из кандидатов в Союз художников и перевели на оформительскую работу.

    Но талантливый художник понадобился милиции. Сотрудникам УВД он помогал раскрывать преступления и даже стал почетным членом этого серьезного ведомства:

    – Дело в том, что мне хорошо давался жанр портрета. И меня приглашали по словесному описанию рисовать преступников. По моим рисункам бандитов находили даже в других городах, и сотрудники УВД потом говорили, что я очень похоже изобразил тех, кого они разыскивали.

    Знамя Нижегородского ополчения

    В 90-х годах Льву Калиновскому предложили сделать копию знамени Нижегородского ополчения, под которым нижегородцы во главе с Мининым и Пожарским шли на разгром польских интервентов.

    Подлинник знамени Нижегородского ополчения хранится в Москве, в Оружейной палате.

    «В Краеведческом музее мне дали необходимые справки, для допуска к работе. Я приехал. Меня ввели в комнату, где под стеклом хранилась эта святыня. За мной задвинули железную дверь на колесах, и, будучи «замурованным» в этой комнате, я начал колдовать над знаменем. Сначала перенес на холст рисунок: на одной стороне – образ Иисуса Христа, на другой – Архангел дает меч Кузьме Минину, а затем искусственно «состарил» знамя: и получилась копия».

    Знамя Нижегородского ополчения
    Знамя Нижегородского ополчения

    Поляк по крови Лев Калиновский воспринял работу по созданию знамени, которое вдохновляло россиян на борьбу против своих соплеменников, не как иронию судьбы, а как высокую честь:

    — Поляки тогда были захватчиками. И я делал знамя, под которым мои земляки, нижегородцы, сражались за Родину.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии: