Без вести пропавший

Рассказ очевидца

Исчезающий в воде человек

* * * * * *

Рассказывает Туманов Владлен Сергеевич

Родители мои умерли рано, и в двадцать лет я остался круглой сиротой. У меня была квартира и дача, хотя название это мало соответствовало тому сараю на шести сотках, где мне пришлось прожить почти два года. А что делать? Денег не было, я учился в институте, надо было платить и за коммуналку, и прочие расходы, вот и пришлось квартиру сдавать, кое-как хватало.

Моим соседом по даче был Синицын Валерий Павлович, мужчина обстоятельный, лет пятидесяти, еще крепкий, полный сил и задора.

Участки наши располагались в низине, поэтому подвал соседей регулярно по весне затопляла вода. Хотя уровень ее был невысок, сантиметров десять.

Палыч, с учетом этого, соорудил полки повыше. На них его жена хранила овощи, банки с соленьями и вареньями, а чтобы не мочить ноги, хозяин положил на пол две длинные болванки из толстой арматуры. По ним, словно по рельсам, и ходили весной в подвал.

Летом воду откачивали, и до следующего года в его овощехранилище было сухо.

Но в тот год проливные дожди начались еще в конце июля и не прекращались почти месяц. Подвал Синицыных затопило пуще, чем в половодье.

Погреб

* * * * * *

Однажды вечером ко мне в дверь постучали. Я открыл, на пороге стоял Палыч с бутылкой и тремя крупными помидоринами.

Выпивать ко мне он заходил часто, чтобы жена не видела, поэтому визиту я не удивился, а обрадовался. Наши застолья были небольшой отдушиной в скучной дачной жизни.

Мы выпили, и он мне рассказал историю, в которую тогда я просто не поверил, подумал, что человеку пригрезилась какая-то чертовщина, но позже свое мнение изменил.

Вот его слова: «В подпол я полез, чтобы пристроить мешок картошки, собранный накануне. Ожидал, что дожди скоро кончатся, и овощи не сгниют. Воды набежало столько, что она почти накрыла рельсы. Лампочка еще накануне перегорела, поэтому на голове у меня как у шахтера был фонарик. В какой-то момент одна моя нога соскользнула с рельса, и я успел ухватиться за полку. Но вместо того, чтобы упереться в земляной пол, нога уходил все глубже и глубже. Я попытался подняться, но тут почувствовал, что за ступню меня кто-то держит. В панике, не понимая ничего, я сбросил тяжелый мешок, рванул вверх, но хватка снизу не ослабла. Вместо этого «ловушка», словно труба, стала с новой силой засасывать меня все сильнее. От страха я с такой силой забился, что сумел из этих тисков вырваться. Вылетел из погреба как пробка, оставив там ботинок, и еще долго не мог прийти в себя. Никому, разумеется, рассказывать не стал, сам понимаешь почему, тебе вот первому. Что скажешь»?

Что сказать я не знал, деликатно пожал плечам. Допив бутылку, мы пошли осматривать подвал.

Воды там уже не было, но ни пропавшего мешка с картошкой, ни ботика мы не нашли. Не оказалось внизу и ничего похожего на засасывающую трубу, которая, как я подумал, пригрезилась Палычу.

Следующий день я провел в городе, а когда вернулся, меня встретила жена соседа и попросила проверить подвал. Послала туда за капустой мужа, а он застрял на полчаса. Она кричала, он не отзывается, а сама спуститься Зоя Федоровна не могла по причине радикулита.

Заглянув под навес, я увидел открытую крышку погреба и услышал какие-то странные звуки. Подошел поближе, включил фонарь, потом спустился по лестнице.

Звуки издавала плескавшаяся вода, которой еще вчера здесь не было.

Но самое странное заключалось в том, что вода не была стоячей. Она колыхалась, по ней проходила рябь и даже волны, словно сильный ветер или какое-то подводное течение будоражили поверхность.

И еще – подвал был пуст. Там не было никого и ничего: ни Палыча, ни полок с банками и картошкой, ни перегоревшей лампочки на длинном проводе. Вода и голые глиняные стены.

В ужасе я захлопнул крышку, вспомнив рассказ соседа, который уже не казался мне сумасшедшей выдумкой.

После того, как я все поведал Зое Федоровне, мы отправились в ближайший поселок, и вызвали милицию. Мобильных телефонов тогда еще не было, как и полиции.

Стражи правопорядка прибыли на следующий день. Я подвел их к погребу, они включили фонари, заглянули внутрь. Я набрался храбрости и тоже полюбопытствовал.

Там все выглядело прилично: чисто и сухо. Стены обиты досками, полки, на них длинный ряд солений в трехлитровых банках. Хозяина нигде не было.

Позже его объявили в розыск, но так и не нашли, а дело со временем закрыли. Был сосед – и нет, пропал.

Теперь, когда в соцсетях я иногда читаю заметку, об исчезнувшем человеке, то уже не хмыкаю скептически, в ответ на глумливые комментарии, типа: «…ищите у любовницы».

Не все так просто…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.