Три похода в вытрезвитель

А кто не пьет!

Вытрезвитель
Вытрезвитель

Меня в вытрезвитель забирали три раза. Первый раз в двадцать лет, после того, как я неплохо выпил у друга на свадьбе. Из ресторана меня на машине довезли до подъезда, я распрощался с провожатыми и прежде чем подняться в квартиру присел на лавочку перекурить. Хмель на свежем воздухе почти выветрился, да и до квартиры было всего пятнадцать ступенек, но на двух милицейских сержантов эти доводы не действовали. Уже в машине один из них спросил: «Хочешь, отпустим?» «Сколько?» – спросил я? «Пятёрина». Таких денег с собой не было, поэтому уже через полчаса меня потрошили в «приюте для алкашей». Раздели, вывернули карманы, составили опись имущества и протокол. Медсестра смерила давление и кивнула утвердительно: «В койку». Койка хорошая, панцирная, (в армии и на нарах приходилось), так что выспался я нормально. Финал приключения – штраф и «телега» на работу.

Содержание:

  • Поход второй
  • Поход третий
  • В одну реку – дважды…
  • Начали за здравие…
  • Этапы большого пути
  • Пункт назначения
  • Маленькие трагедии
  • Кто из дому, кто-то в дом, кто над кукушкиным гнездом
  • Чётко и слаженно
  • А по утру они проснулись
  • Женщинам нравится, когда за них борются
  • ВОСПОМИНАНИЯ РАБОТНИКА ВЫТРЕЗВИТЕЛЯ
  • Видео: Вытрезвитель

    «Телега»

    Через несколько дней в цехе, где я работал токарем, меня поманил мастер и сунул в руки бумагу:

    «Начальнику цеха (отдела). Сообщение. Работник вашего цеха (отдела) такого-то числа, будучи в нетрезвом состоянии, был доставлен в медвытрезвитель. Своим поведением (ФИО) опозорил коллектив и заслуживает общественного обсуждения. Обсудите нарушителя в коллективе цеха (отдела). Решение о принятых мерах вышлите в отдел кадров завода. ПОЗОР ПЬЯНИЦЕ! Начальник отдела кадров (число, подпись)».

    Я прочитал, молча вернул донос Ивану Сергеевичу.

    — Ну, что, — сказал тот, — будем лишать тринадцатой зарплаты.

    — Сразу же уволюсь, — по моему тону он понял, что я не шучу.

    Сергеич хмыкнул и пошел в свою «хорёвку».

    Я хотя и был молодым рабочим, но токарь из меня вышел талантливый, плюс, я не нарушал дисциплину, никогда не опаздывал и регулярно перевыполнял норму, за что получал ежемесячные премии.

    К тому же я был единственный в бригаде, кто не пил по-черному, и на меня всегда можно было положиться, если требовалось работать сверхурочно.

    Разбрасываться такими кадрами мастер, с которого три шкуры драли за невыполнение плана, не мог, поэтому я был спокоен. Через полчаса он опять подошел и начал торг:

    — Давай так, тринадцатую оставим, а ежемесячной премии лишим?

    — Уволюсь тут же!

    — Но я должен как-то реагировать…

    — Реагируй, пойди в отдел кадров и скажи, что меня забрали только ради плана.

    (Да, да, был в милиции план по доставке в вытрезвитель и все это знали).

    — Ты, пойми, что в отделе кадров наплевать на наш цех, на тебя и на меня. Они обязаны отчитаться, и сделают это. Договоримся так, я тебя лишу премии в этом месяце, отправлю в кадры бумагу, а в следующем выпишу в два раза больше.

    На том и сошлись.

    Токарь. СССР.
    Токарь. СССР.

    Поход второй

    Я учился в институте на вечернем отделении, а с утра работал грузчиком на базе «Ростехсырье».

    День на базе стартовал с того, что грузчики выпивали по стакану красного. Без подзарядки «бормотухой» на трудовую вахту мои коллеги не заступали никогда.

    В течение дня работяги добавлялись, к вечеру все были уже «никакими».

    Текучка кадров была страшная: одних увольняли, на их место заступали другие, пьющие так же или больше. Случалось, что через несколько месяцев грузчик, которого выгнали прежде, возвращался на базу по новой.

    Перекур
    Перекур

    Не пил я один, вечером надо было ехать в институт. Ребята из бригады меня понимали и за позицию уважали. Прозвище у меня было «студент».

    Однажды на базу приехала комиссия из Москвы. Накануне утром замдиректора выстроил всех грузчиков в своем кабинете и строго предупредил.

    — Если сегодня кого увижу пьяным, вылетит в два счета!

    Наивность своей угрозы он понимал и сам, поэтому после крика перешел на умоляющий тон:

    — Ребята, не подведите, очень прошу…

    Не помогло!

    В конце рабочего дня строгие проверяющие из Москвы стояли возле проходной. Кроме узкого прохода через вертушку, были широко открыты ворота для въезда и выезда машин.

    Работяги шли домой.

    Первым двигался «Ацетоныч». Вертушку он проигнорировал, направился сразу к воротам, но с первого раза в них не попал.

    Всем всё стало ясно.

    Когда комиссия вошла в раздевалку, там было воды по щиколотку, а спящие лежали на скамейках. Перебрались туда с пола, когда стало подмокать.

    Оказалось, что в душе Серега Тимаков (Тим) упал на сливное отверстие, в то время как вода хлестала из всех кабинок душевых.

    Не захлебнулся он только потому, что лежал «воронкой» вверх. Я, разумеется, с интересом наблюдал за этой ситуацией, хотелось знать, чем всё кончится.

    Любопытство меня и сгубило. Разъяренный зам вызвал несколько машин из медвытрезвителя, и менты, приехав, стали запихивать тела в фургоны «Спецмедслужбы».

    Под горячую руку попался и я. Доводы мои, разумеется, никто слушать не стал, и в «казённую гостиницу» я совершил принудительную экскурсию во второй раз.

    Всю бригаду потом лишили премии, меня тоже. Я пошел разбираться в отдел кадров, там меня послали, в ответ я послал их, обиделся и рассчитался.

    Поход третий

    Дружинникам, которые в третий раз упекли меня в вытрезвитель, я должен быть благодарен. Возможно, они спасли мне жизнь.

    Дружинники в СССР
    Дружинники в СССР

    Срочную службу я проходил в железнодорожных войсках, и после аварии на Чернобыльской АЭС многих железнодорожников отправляли туда, восстанавливать пути. В число «счастливчиков» попал и я.

    По своей тупости и наивности, а также отсутствию достоверной информации, большинство из нас было даже радо нежданной командировке.

    Во-первых, сохранялась средняя зарплата на предприятии, во-вторых, хорошие деньги обещали выплачивать в Чернобыле. В-третьих, в военкомате майор уверял, что никакой опасности в Чернобыле нет, все уже в порядке и та маленькая радиация, которая, то ли была, то ли нет, уже давно испарилась.

    Сегодня в это трудно поверить, но так было.

    Мы проходили медкомиссию в Дзержинске. В процессе я познакомился со своим ровесником, который вкалывал в горячем цехе за квартиру, света белого не видел и радовался нежданному счастью, поездке в теплые края.

    Но его забраковали из-за высокого давления. На комиссии он раскричался, стал доказывать, что давление только потому, что он волнуется, и убедил-таки врачей решение отменить. Позже я узнал, что после командировки он заболел и умер в 29 лет.

    А я готовился к новым впечатлениям. Работал я в газете и договорился с главным редактором, что буду регулярно присылать с зоны трудовых действий свои заметки. Опять же дополнительный заработок.

    Короче, все шло хорошо. Так хорошо, что на радостях с моим другом мы это дело решили отметить. Отмечали в забегаловке возле завода. По несчастью или счастью в этот день на предприятии была зарплата, поэтому работяги, не заходя домой, шли точно туда, чтобы остограмиться.

    На выходе их уже поджидали дружинники, добровольные помощники милиции (план-то вытрезвителю надо делать), и препровождали пролетариев в «автозак».

    Дружинники знали, в какой день на заводе зарплата, потому что сами же здесь работали.

    Надо ли говорить, что под замес угодили и мы с другом.

    Ещё один клиент
    Ещё один клиент

    Через неделю в редакцию пришел донос из вытрезвиловки. Меня лишили премии, но донос пришел еще и военкомат.

    А там меня лишили командировки, за что я тупой советской системе, (где одно ведомство не знало, что делает другое), очень благодарен.

    В одну реку – дважды…

    Больше в вытрезвители я не попадал, и не попаду, потому что их нет. На последний повесили амбарный замок в 2011 году.

    Правда, в 2013 году несколько депутатов Совета Федераций выступили с инициативой реанимировать эти учреждения, а два года спустя тогдашний Министр здравоохранения России Вероника Скворцова поддержала их инициативу: вернуть старые добрые времена, войти в одну реку дважды.

    Но сегодня 7 июня, 2020 года, лето в разгаре, по улицам бегает коронавирус, не до алкашей, и, судя по всему, эту идею похерили окончательно.

    Давайте все же сделаем небольшой экскурс в историю и вспомним, как все было.

    Я про вытрезвители.

    Начали за здравие…

    С пьянством в России боролись всегда и сознательно спаивали народ тоже всегда. Такой вот парадокс. Но мы сейчас только о борьбе.

    Хотя борьбой создание вытрезвители можно назвать условно.

    Задумка была хорошей: если пьяный человек попадал в непростую ситуацию ему надо помочь. Подобрать пьяного, чтобы не замерз, чтобы не обобрали, не убили, в конце концов.

    Получите и распишитесь
    Получите и распишитесь

    Вылилось в СССР все это в хозрасчет вытрезвителей, в плановую, так сказать, экономику. Заводы отчитывались о количестве произведенных мясорубок, комбайнов и автоматов Калашникова, вытрезвители — о количестве клиентов. И чем больше мясорубок и пьяниц, тем лучше показатели.

    Известный факт: при талонной горбачёвской системе, передовики производства вытрезвителей, отловившие больше всего граждан, замеченных в употреблении, премировались талонами на водку.

    Вот и терлись менты возле пивных, кафешек, у проходных заводов в день получки, чтобы перевыполнить план.

    Этапы большого пути

    Но вначале было слово, то есть идеология. В СССР самом передовом и счастливом обществе предпосылок к пьянству быть просто не могло.

    Поэтому несознательные граждане, мотающиеся в пьяном виде у всех на виду или валяющиеся под деревьями и кустами, власть стали нервировать.

    Для начала эта власть тупо напечатала миллионы тупых плакатов о вреде пьянства. Пользы от них было ноль, разве что закуску разложить.

    Советский плакат нет алкоголю
    Советский плакат нет алкоголю

    В 1930-е годы построили несколько спецприемников (прообраз будущих вытрезвителей), куда временно запихивали граждан, своим видом и поведением позорящих звание советского человека.

    Первый советский медвытрезвитель открылся в городе на Неве в 1931 году. К славе Ленинграда добавилось это знаменательное событие.

    А потом «трезвяки», как грибы после дождя, стали расти на всей территории Союза. В небольших городах было одно учреждение подобного рода, в городах-миллионниках – несколько.

    В конце 50-х наш знаменитый кукурузник, звезда чечетки в ООН Никита Хрущев решил, что водка без пива… нет не так: «водку в разлив не продавать».

    Если раньше культурно выпивали в заведениях, теперь бескультурно напивались на улице, в подъездах, под кустами, грибками, на детских площадках и территории детских садиков.

    Лишака накатил
    Лишака накатил

    У меня под окнами как раз был детский садик, где с вечера до утра длились представления, в которых активное участие принимал и сторож садика.

    Потом этого сторожа уволили, но следующий продолжил его святое дело, в результате помещение садика он спалил, а сам попал за решетку.

    Эпоха брежневского застоя ознаменовалась повальным пьянством населения, которое в коммунизме разуверилось, а новой идеологии не знало.

    У работников медвытрезвителей работы было завались.

    Пункт назначения

    Антиалкогольные милицейские патрули состояли из двух ментов и водителя фургона «Спецмедслужбы», в простонародье «лунохода».

    Фургон рассекал по городу, милиционеры отлавливали пьяных граждан, шатающихся по улице, валяющихся под забором или мирно сидевших на лавочке возле своего дома, и доставляли в пункт назначения.

    Луноход
    Луноход

    Кто помнит эти фильмы «Пункт назначения №», то там все заканчивалось трагически. В вытрезвители тоже все заканчивалось трагически. Кто-то расставался с деньгами, а кто-то со здоровьем и даже с жизнью. Были такие случаи.

    В 1967 году в вытрезвителе города Чимкент погиб молодой парень. На улицы вышли более тысячи человек, разгромили здание УВД, были убитые и раненые, десятки бунтарей попали за решетку.

    Еще раньше в 1961 году в Муроме в вытрезвителе умер заводской мастер. Человек, видимо, был хороший и многими любимый, потому что на штурм здания милиции отправились полторы тысячи рабочих завода. Здание захватили и с лозунгами «Долой коммунистический режим!»… стали вооружаться. Кончилось все плохо.

    Перед самой кончиной вытрезвителей в 2010 году в Томске насмерть замучили журналиста Константина Попова.

    Маленькие трагедии

    Но чаще всего дело кончалось банальным штрафом и «телегой» на работу.

    Хотя штраф в 15-25 рублей пробивал солидную брешь в бюджете семьи, а «телега» могла стоить карьеры молодому специалисту, ученому или заслуженному руководителю.

    Несчастные теряли 13-ю зарплату, премию, их исключали из комсомола и партии, лишали льготных путёвок в санатории, дома отдыха и даже вычеркивали из очереди на квартиру.

    Вытрезвитель

    * * * * * *

    Очень тяжело было студентам, которые побывали в «приюте для алкашей». Откупиться от доноса в деканат денег не хватало, а вылетали из вузов после таких сигналов

    часто. После чего недоучки шли в кирзовых сапогах отдавать долг родине.

    Иногда в вытрезвителе людей брили наголо. Сегодня лысой башкой никого не удивишь, подражая киношным героям, люди специально бреются, в те же времена это было позором, если конечно лысина не была естественной.

    Я слышал историю, про женщину, которая освободилась из вытрезвителя с обритой наголо головой, пришла домой и тут же повесилась.

    Кто из дома, кто-то в дом, кто над кукушкиным гнездом

    По правилам в вытрезвитель должны были забирать людей в средней или тяжелой стадии опьянения. Существовала ещё легкая степень, этих милиция трогать не имела права.

    Стадии милиционерами определялись на глазок: «тяжелая» — когда клиент уже ни на что не реагирует и валяется без движения. «Средняя» — передвигается с трудом и зигзагами, но сам.

    Когда план по сбору урожая горел (обычно в конце месяца), в «луноход» с улиц запихивали всех, от кого даже слегка пахло спиртным.

    Так что в «приют для алкашей» легко мог угодить любой добропорядочный семьянин, выпивший стакан пива.

    Вытрезвитель

    * * * * * *

    Существовали категории граждан, на которых общие правила не распространялись: герои Советского союза, кавалеры высших орденов, слуги народа (депутаты), беременные женщины, инвалиды, дети и подростки. Этих в вытрезвитель не забирали.

    Чётко и слаженно

    В вытрезвиловке у гостя первым делом изымали личные вещи, фотографировали, записывали личные данные: ФИО, адрес, телефон, место работы, должность, семейное положение.

    Дежурная медсестра измеряла давление, устанавливала степень опьянения, после чего гражданина раздевали и благословляли на покой.

    Буйных отправляли под ледяной душ. Если после этой процедуры он продолжал «выступать», привязывали к кровати или заковывали в наручники.

    Вытрезвитель

    * * * * * *

    А по утру они проснулись

    Хмурое утро (даже когда в окошко светило солнце) для проснувшегося начиналось со знакомства с дежурным офицером.

    Он уточнял личные данные выпивохи или записывал их впервые, если накануне провинившийся был не себе и не мог вспомнить, кто он такой.

    Затем повторный осмотр у медика и… свобода! С квитанцией в кармане за услуги дорогого медицинского учреждения несчастный выходил на волю.

    Здесь, как правило, уже тусовались его собратья по несчастью и соображали на троих.

    Впереди него в определённые инстанции уже неслась «благая весть», суля неудачнику неприятности в будущем.

    Женщинам нравится, когда за них борются

    Что касается представительниц слабого пола, то вытрезвители делали план и на них. Исключение составляли лишь особы, находящиеся в «интересном положении».

    В женском вытрезвителе
    В женском вытрезвителе

    Для дам было отведено отдельное помещение, а в некоторых городах-миллионниках фунциклировали даже специальные женские вытрезвители.

    Москвичи того времени отлично знали о заведении в переулке возле Плющихи.

    А теперь давайте посмотрим на работу этого госучреждения изнутри.

    ВОСПОМИНАНИЯ РАБОТНИКА ВЫТРЕЗВИТЕЛЯ

    После армии я устроился в милицию и ровно год работал в медвытрезвителе.

    Работа мне абсолютно не нравилась, держался из-за графика: сутки дежуришь, двое – свободен. Зарплата маленькая – 110 — 115 рублей.

    По городу носились экипажи, собирали алкашей и доставляли к нам.

    В мои обязанности входило: клиента раздеть, карманы вывернуть, после чего дежурный составлял опись имущества и протокол.

    В карманах чего только не находили, но дежурные ничего никогда себе не присваивали. Я такого, во всяком случае, не наблюдал ни разу.

    Пили в советское время много, часто и до упада. Граждане, в бессознательном состоянии валяющиеся на улице, никого не удивляли. Не дошел до дома, ну с кем не бывает?

    Сценка из жизни
    Сценка из жизни

    Находились и заботливые товарищи, которые звонили по телефону и сообщали, кто и где прикорнул под кустом, на лавочке или тротуаре.

    Из квартир пьяных не брали, если только несознательный и буйный гражданин не устраивал скандал с мордобоем. Этих доставляли участковые или опера с готовым протоколом.

    Это были клиенты не наши, «палочки» за них не шли и их мы не любили.

    Частенько клиенты отчаянно сопротивлялись, приходилось уговаривать в шесть рук.

    Нередко пассажиры прибывали в дерьме и моче. Этих загоняли под холодный душ. Особо буйных связывали, на них составлялся дополнительный протокол.

    Иногда мне казалось, что работаю я не в вытрезвителе, а в филиале психбольницы. Мат, стоны, рев, вонь потных грязных, тел, опухшие тупые морды, долдонящие одно и то же:

    — Начальник отпусти! Я не пьяный!

    Вытрезвитель

    * * * * * *

    Квалификация моя росла, я научился раздевать клиентов за считанные минуты.

    За услуги с каждого взималось по 25 рублей. Их брали из карманных денег (очень редко) или отправляли протокол по месту работы. Потом вычитали из зарплаты. Деньги по тем временам огромные, мой друг, например, работал штукатуром с окладом в 120 рублей.

    Вытрезвители были на хозрасчете, что для конца 70-х, начала 80-х было явлением не совсем обычным. Доля со штрафов шла напрямую в кассу вытрезвителя, поэтому, чем больше «тушек» – тем лучше.

    В нашем заведении норма была — 28 клиентов за смену, не знаю, сколько в других городах. Но опытные экипажи с нормой справлялись легко.

    Во-первых, дежурили у злачных мест или возле кафешек, забегаловок. Всех, кто оттуда выходил нетрезвой походкой, тут же брали.

    Вытрезвитель

    * * * * * *

    Во-вторых, в дни получки машины стояли возле предприятий. Пролетариату не терпелось выпить, и работяги «квасили» в кустах неподалёку от ближайшего к заводу магазина.

    Обильный урожай экипажи собирали у проходных заводов, там, где использовался этиловый спирт, а таких в городе было немало.

    Опытный глаз ментов замечал принявших дозу моментально, поэтому с работы некоторые возвращались только на следующий день, когда испуганные родственники уже заканчивали обзвон всех больниц и моргов.

    Но заприметить пьяного – полдела. Надо уговорить его пожаловать в «луноход»- машину вытрезвителя. Здесь случалось всякое: пьяные мужики люди непредсказуемые, да и сил спиртное добавляло. Иногда втроем еле справлялись.

    Вытрезвитель

    * * * * * *

    В вытрезвителе обязательно дежурила медсестра. Без ее одобрения поступивших не оформляли, а иногда просто отпускали.

    Но в целом, с клиентами не цацкались. Если буянили — связывали или надевали наручники, выслушивая в свой адрес оскорбления. Чаще всего нас именовали «фашистами и гестаповцами».

    Несмотря на жесткие меры для некоторых клиентов мы были настоящими ангелами-хранителями. Скольких людей сотрудники медвытрезвителей спасли от смерти или тяжелого обморожения, подобрав замерзающих зимой на улицах.

    После распада СССР вытрезвители отменили, я считаю зря!

    Видео: Вытрезвитель

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.